Диссертация на тему «Русский поэтический авангард XX века» автореферат по специальности ВАК - Другие специальности

Опубликовано: 03.02.2018


Название этой работы «Русский поэтический авангард XX века» нуждается в уточнении и предварительном разъяснении. Существует несколько обозначений для изучаемого явления: « авангард », « авангардизм », « левое искусство », « другое искусство », « параллельное искусство », « неформальное искусство » и др. Все они употреблялись или употребляются как синонимы « неканонического » творчества, объединяющего амбициозные устремления представителей различных художественных направлений, претендующих на создание « новейшего », « передового », « новаторского » и т.п. искусства, отвечающего ожиданиям и требованиям « современности ». Общество относится к осуществляемым эстетическим поискам довольно противоречиво: и сейчас, и ранее у такого нетрадиционного искусства были и есть свои сторонники и противники.

В советскую эпоху официально преобладали противники нового искусства, именовавшие его авангардизмом, с которым связывались исключительно негативные представления. Авангардист аттестовался как бесцельный экспериментатор, создающий никому не нужное, формально переусложненное и, следовательно, вычурно-непонятное, бессодержательное искусство (точнее, « неискусство » или даже « антиискусство »). Отдельные уступки делались « левому » искусству 1920-х гг., провозглашавшему желание « служить революции » (« левое » тогда было эквивалентом радикально-революционного).

В « перестроечные » 1980-е гг. происходил пересмотр ценностей, в том числе и эстетических. В борьбе с «заидеологизирован-ностью» и « эстетическим застоем » активно поощрялось и реабилитировалось все, отличающееся от унылых стандартов и серости ангажированного искусства. Для увеличивающегося числа сторонников нетрадиционализма важным стало обретение искусством нового качества, то есть постулируемого обогащения его формы и содержания. Литературный критик Вл. Новиков, поощряя новации, в статье « Дефицит дерзости » так охарактеризовал основные параметры современной ему модели передового искусства: «Новое, по-настоящему новое слово в искусстве. Новое настолько, что оно не может не вызвать недопонимание или просто непонимание, раздражение или протест. Готовность художника в своих поисках вступить в спор со здравым житейским смыслом во имя обретения новых ценностей более высокого и сложного порядка. Способность художника обогатить искусство не только ценным материалом, не только сверхзлободневными или запрещенными прежде темами, фактами и проблемами, но и принципиально новыми способами их образного, композиционного и словесного претворения. Преобладание эстетической энергии произведения над его непосредственно-информационной насыщенностью. Отчетливая, порой демонстративная непохожесть авторского языка и стиля на поэтику текущего потока, на среднестатистические нормативы»'.



Илья Михеев останется в «Авангарде» и не перейдёт в СКА


Реальность КХЛ такова, что если два армейских клуба что-то захотели – они это получат. Когда в игроке действительно заинтересованы, ради него могут сделать звонок на самый верх, вплоть до губернатора. А когда у клубов де-факто один и тот же спонсор как в случае с ЦСКА и «Салаватом Юлаевым», всё становится ещё проще. Кирилл Капризов прошлым летом никак не мог остаться в Уфе, какую бы позицию не занимал Леонид Вайсфельд. Всё, что было в его силах – это добиться той же компенсации, за которую уфимцы однажды приобрели Капризова у «Кузни».
СКА и ЦСКА не воруют игроков в прямом смысле этого слова. Как правило, они весьма щедры. Помните, как петербуржцы в разгар сезона забирали из Новосибирска Микко Коскинена? Случай был скандальный, но взамен «Сибирь» получила не только деньги, которые помогли закрыть долги по зарплате, но и Ивана Верещагина с Александром Салаком. С чехом в воротах новосибирцы в итоге взяли первые медали в истории, а молодого защитника Кирилл Фастовский в итоге достаточно выгодно продал «Магнитке».

Всё та же «Сибирь» год назад пострадала от ЦСКА. Новосибирцы были вынуждены отдать сразу трёх своих лучших форвардов. Причём о том, что Максима Шалунова и Сергея Шумакова придётся отпустить, стало известно ещё в декабре. А ближе к концу сезона оказалось неизбежным расставание с Константином Окуловым. И если пара Шумаков – Шалунов жаждала попробовать себя на новом уровне, то желаниями Окулова, его агента и собственно «Сибири» никто и не думал интересоваться. 400 миллионов за троих – неплохая компенсация за принудительный трансфер, но послевкусие всё равно остаётся паршивое.


www.musicindetails.ru Powered by © 2013